The Naked Room: Евгения Белорусец «Живой уголок» — 21/07-08/08Voloshyn Gallery: «Сегодня нужно решить» — 28/07-11/08PinchukArtCentre: «Камень бьет камень» — «Вспомнить день прошедший» — «Vukojebina» — 27/02-15/08

Что такое TIAB? Несколько размышлений команды биеннале художников-иммигрантов

8 января, 2021
Федерико Куатлакуатль, "Tiemperos Del Antropoceno", 2020. Фото: Давид Моралес

В этом году в Соединенных Штатах была проведена первая биеннале художников-иммигрантов. Биеннале художников-иммигрантов (TIAB) — это масштабное событие, состоящее из нескольких выставок и насыщенной программы перформансов. Проблема ограничения прав иммигрантов в Америке очевидна и издалека, с тех пор как политика Дональда Трампа и особенно — его заявления — смогли совершать выпады почти на каждую культуру и религию, кроме его собственной.
TIAB — это проект, основанный художниками, скурированный Катей Гроховски, а управляла им команда волонтерок, состоящая исключительно из женщин. TIAB была запущена в марте 2020-го двумя перфомансами в Бруклинском музее, однако из-за COVID-19 большинство институций-партнеров (Музей Queens, Художественный альянс, Художественный пространство Бронкса), которые также должны были участвовать в биеннале, осенью были закрыты и не смогли провести выставки.
Команда биеннале решила не останавливать процесс в 2020-м, продолжила работу, вследствие чего, все перешло в онлайн за исключением проекта «Здесь, вместе!» ( "Here, Together!") — главной выставки, которая открылась в сентябре в Елизаветинском фонде искусств (Elizabeth Foundation for the Arts).
В целом TIAB представила проекты более 60 художников и художниц в 4 выставках и многочисленных перформансах, в частности во время двух «живых» событий на Гринвудском кладбище в Бруклине. Виртуальные выставки были следующие:

«Родина» (англ. "Homeland") (куратор — Катя Гроховски)
«Неизбежный приезд» (англ. "The Imminent Arrival") (куратор — Катя Гроховски)
«Родной язык» (англ. "Mother-Tongue") с большой программой перфомансов, проводимых преимущественно в Zoom (сокураторы — Мэри Аннунциата, Эллисон Каннелл, Анна Микаэла Экстранд, Катя Гроховски)

Для украинского читателя запуск TIAB может представлять интерес не только из-за своей художественной значимости, но также потому, что у основательницы и куратора биеннале есть определенная связь с Украиной. Катя Гроховски родилась в Одессе, в УССР, в начале 1990-х переехала в Австралию, а позже — в США. В этом материале ArtsLooker задал команде TIAB (Анне Микаэле Экстранд, Кэтрин Адамс и Кате Гроховски) несколько вопросов об их целях, вызовах и некоторых инсайтах о современном художественном мире Америки (и всего мира!).


Анна Микаэла Экстранд, советник куратора и сокуратор «Родного языка» (“Mother Tongue”).

Какие обсуждения велись преимущественно во время TIAB?
AMЭ: Мы показали более 60 художников и художниц, работающих с темами миграции, иммиграции, ассимиляции, дискриминации и обсуждения культурной принадлежности, а также работающих и за пределами этих тем. Мы посещали мастерские каждого художника-участника — до COVID лично, после — через Zoom. С большинством художников постоянно возникала одна и та же тема: их визы. Биеннале художников-иммигрантов — это платформа для художников-иммигрантов, которые для участия в выставках часто оказываются в неопределенных ситуациях из-за визовых ограничений.


Кетрин Адамс, выставочный менеджер

Какие вызовы сейчас возникают перед иммигрантами в США?
KA: Первый из них — самый очевидный: последние четыре года поощрялись анти-иммигрантские настроения в Соединенных Штатах. В дополнение к обычным препятствиям на пути к безопасности, этот идеологический вопрос также значительно осложнился. Второе — то, что идеи разнообразия в США часто не учитывают ценность (и многообразие) международных подходов, и в этом плане могут быть весьма ограниченными. Конечно, Соединенные Штаты пережили историю, полную расовых травм и насилия, но международные достижения США и изоляционистские тенденции оттуда, похоже, сдерживают рассмотрение позиций, не зацикленных на Соединенных Штатах. В результате иммигрантам придется выверять свое социальное положение более американизированным путем, чтобы получить пользу от дискуссий о равенстве, подчеркивающие расу, цвет кожи или физические маркеры, не обращаясь к вопросам иммиграции направления. Было бы хорошо, если бы иммигранты были прямо задействованы в разговорах о социальной справедливости. Это никоим образом не должно умалить значение равенства в других проявлениях, но такие дискуссии были бы многозначительнее, если бы обращались к потребностям людей из разных стран и культур.


Катя Гроховски, директор-основательница и главный куратор

Что вдохновило вашу команду начать работать над биеннале?
KГ: Я — двойная иммигрантка из Украины в Австралию и из Австралии в США, и я всегда чувствовала себя чужой, куда бы не поехала. Идея создания платформы, которая бы поддерживала художников-иммигрантов, долгое время вызревала у меня в мыслях. Особенно актуальной она стала во время правления администрации Трампа, когда сообщества иммигрантов стали мишенью для крайней дискриминации и преследований. Также я уже работала менторкой в Нью-Йоркском фонде искусств в программе менторства для художников-иммигрантов, где видела много проблем, с которыми сталкиваются художники-иммигранты, проживающие в США. В 2020 казалось необходимым и важным учредить TIAB, и не только для того, чтобы поддержать художников, но и чтобы осветить конкретные значимые проблемы, с которыми они работают.

Почему вы выбрали тему иммиграции? Какие основные вызовы сейчас стоят перед иммигрантами в США?
Именно биеннале была основана, чтобы поддержать и выставить работы художников-иммигрантов, которые исследуют многообразие тем, в том числе концепции дома, идентичности, языка, отчуждения и принадлежности. Тема первой выставки под названием «Здесь, вместе!» ( "Here, Together!") — это единство во времена, когда Соединенные Штаты, как страна, чрезвычайно разделена и двухполюсна. Иммигранты в США подвергаются дискриминации и в целом общая неосведомленность граждан США об этой теме значительно влияет на качество их жизни.

Планируете ли вы продолжить работу над биеннале и проводить ее каждые два года? Было ли время поразмыслить над проектом TIAB 2020? Какие изменения вы привнесете в следующий TIAB?
Я действительно надеюсь продолжить работать над биеннале, устроив по крайней мере еще одну, 2022-го. TIAB — это проект, которым управляют художники в режиме «сделай сам», он не имеет постоянного финансирования или институциональной поддержки, поэтому его будущее весьма неопределенно. Наша цель — организовать биеннале каждые два года в ближайшем будущем, но это достаточно тяжелое для воплощения обязательство. Впрочем, как и любой другой проект, этот также в какой-то момент может достичь своего естественного завершения и отойти в историю. Пока я еще не имела возможности критически оценить, что произошло с биеннале 2020 года, но я уже концептуализирую следующую. Большая перемена, которую я планирую совершить, — это отойти от роли главного куратора TIAB. Будут приглашены другие кураторы, чтобы они предложили новые идеи для проекта.
Шей Арик, "Under One’s Hat" (installation view), 2018. Выставка: «Неминуемый приезд» (“The Imminent Arrival”).
Синтия Сантос Брионес, работа из серии "Abuelas", 2016. Выставка: “Homeland”
Катрин Сорокина, "I didn’t leave Russia. Russia left me", 2020. Выставка: "Mother Tongue"

Учитывая, что ты родилась в Украине, не могла бы ты подробнее рассказать о своих отношениях со страной? Есть ли у тебя связи с культурой/традициями Украины? Возможно здесь еще живут члены твоей семьи? Есть ли в Нью-Йорке сообщество художников с украинскими корнями?
Я родилась в Советской Украине и поехала в 1992 году, следовательно мои связи с Украиной, как независимым государством, минимальны. Моя идентичность формировалась, когда я росла в Советском Союзе, с отцом, российским поляком, и матерью-еврейкой. Большинство членов моей семьи мигрировали в Австралию в 90-е, так что я не принадлежу к одной конкретной национальности. Мое художественное сообщество очень смешанное, и включает в себя многие культуры, этнические принадлежности, и представляет собой кипящий котел разнообразных культурных кодов Нью-Йорка и мое собственное чувство запутанной идентичности.

Почему ты решила стать художницей и куратором?
Стать художницей никогда не было выбором или решением, это — мое призвание. Я просто не могу этим не заниматься, или заниматься чем-то другим. Моя кураторская практика выросла из моей художественной работы и естественного желания организовывать и создавать сообщества, выйти за пределы стен собственной студии.

Кто оказал наибольшее влияние на тебя в практике?
Больше всего на меня повлияли художницы. Меня всегда вдохновляла настойчивость многих женщин ради производства и укрепления своей работы, несмотря на чрезвычайные препятствия и вообще — мир искусства, в котором доминируют мужчины. Такие художницы, как Луиз Буржуа, Ева Гессе, Филлида Барлоу, Фейт Рингголд, Сара Лукас и многие другие.

Какая деятельность для тебя основная: художественная или кураторская? Может, что-то другое?
Рисование сопровождает все, что я делаю; это то, что делала с детства, а также сила, без которой я не могу жить. В своей кураторской работе ключевой деятельностью является визиты в мастерские других художников. Благодаря этому подпитывается моя заинтересованность в кураторстве.
Вечеринка-открытие "TIAB: Here, Together" и виртуальные выступления. Сверху слева: Катя Гроховски, Анна Микаела Экстранд, Мери Аннунциата, Эллисон Каннелла и другие.

Какая тема сейчас тебя интересует или кажется самой захватывающей?
Темы моей работы являются текущими, они овладевают мной годами, например, миграция, дом и вытеснения, что также является автобиографически оправданным. Меня также интересует семейная история, женская родословная и достижения, изображение тела, гендер и свобода выбора жить нешаблонной жизнью, как художница.

Не могла бы ты посоветовать нашим читателям, что почитать или какой фильм посмотреть? Что стоит послушать?
Я очень рекомендую что-либо авторства этих деятельниц: Роксен Гей, Ребекка Солнит, Светлана Бойм, белл гукс, Вирджиния Вулф. В плане музыки — я в основном работаю в тишине, но для вдохновения и духовного и душевного подъема я отдаю предпочтение классической музыке и — для полного контраста — трэш-евро-попу, когда мне нужна энергия для выполнения сложных задач.

«Неминуемый приезд» (“The Imminent Arrival”), «Родина» (“Homeland”) и «Родной язык» (“Mother-Tongue”) сейчас доступны для просмотра на виртуальной выставочной странице TIAB.
 Share: