/var/www/cdpolya9961/data/www/artslooker.com/wp-content/themes/looker
https://artslooker.com/wp-content/themes/looker

Артем Волокитин: «Меняюсь я –меняется моя живопись»

1042
Художник Артем Волокитин

Художник Артем Волокитин. Фото: jetsetter.ua

«Voloshyn Gallery» представила новый групповой проект художников Артема Волокитина, Татьяны Малиновской и Виталия Кохана «Фотосинтез». Масштабные полотна, видео и инсталляции демонстрировали три точки зрения на феномен фотосинтеза. По словам авторов, преобразование лучей солнца в жизненную энергию организмов – тема полная эстетических рецидивов, философских смыслов и эмоциональных образов. Специально для ArtsLooker журналист Роксана Рублевская встретилась с идейным вдохновителем проекта художником Артемом Волокитиным, чтобы узнать о новой серии и о его художественном опыте.

Вдохновленный творчеством величайших мастеров Возрождения, Паоло Уччелло и Лукаса Кранаха, украинский художник Артем Волокитин создает живописные сюжеты, которые близки к магическому реализму.  Волокитин закончил факультет дизайна Харьковской государственной академии искусств, но связал свою жизнь с живописью. Став обладателем премии PinchukArtCentre, молодой художник получает шанс стажироваться в мастерской у известного британского скульптора Энтони Гормли, а позже – дебютировать в параллельной программе Венецианской биеннале 2011. Возвратившись в Харьков, Волокитин продолжает экспериментировать, работать над сериями, каждая из которых – по-своему удивительна и неожиданна для зрителя. Сегодня полотна живописца побывали в лондонской Saatchi Gallery, в Украинском институте Америки в Нью-Йорке, а также на датской ярмарке Art Copenhagen и немецкой Kolner Listе.

Почему, мечтая заниматься живописью, вы все-таки поступили на факультет промышленного дизайна?

Для меня было крайне важно не заниматься живописью в момент обучения, а посвящать ей исключительно свободное время.

Кто из западных художников оказал на вас влияние в период становления?

В первую очередь мне хочется сказать об украинских художниках, потому что рядом с нами всегда есть люди, работами которых можно вдохновиться. В период моего формирования на меня повлияли: Тистол, Маценко, Сенченко, Маков, Гнилицкий. Из западных – Паоло Уччелло и Лукас Кранах, разумеется.

В 2009 году вы стали обладателем премии PinchukArtCentre и поехали на стажировку в мастерскую к известному британскому скульптору-монументалисту Энтони Гормли. Вы самостоятельно выбирали мастера?

Я был восхищен работами Энтони Гормли, поэтому для стажировки сознательно выбрал именно его. Находясь в студии Гормли, я наблюдал весь процесс создания работы: от формирования идеи до финального этапа ее воплощения. Мне было интересно, ассоциирует ли он свои скульптуры с самим собой, а также насколько готовая работа отличается от эскиза.

На Западе распространено явление, когда молодой художник становится ассистентом признанного мастера, обучаясь у него всем тонкостям. Не препятствует ли это личному развитию начинающего автора?

Когда я поехал на стажировку, я уже был сформированным художником, поэтому встреча с Гормли меня ничуть не смутила и тем более не сломала. На тот момент я абсолютно точно знал, что буду создавать. Что касается молодых авторов, то им необходимо понимать, к кому и зачем они едут. Вы правы, один мастер может подавить, другой – вдохновить. Мне кажется, решение о стажировке должно быть взвешенное. Его нужно принимать в случае, если у начинающего художника уже есть свой собственный подчерк и сформировано отношение к искусству.

Проект «Фотосинтез» у Volosyn Gallery

Проект «Фотосинтез» у Voloshyn Gallery

Поездка на стажировку отразилась на вашем творчестве?

Эта поездка помогла шире посмотреть на искусство в целом. Я увидел сотни произведений воочию и понял, почему о них так много написано. Когда есть возможность личного контакта с предметом искусства, удается рассмотреть его форму, фактуру, цвет — это завораживающее зрелище.

В 2011 и 2015 году вы принимали участие в программе Венецианской биеннале. Могли бы рассказать, как именно осуществляется отбор художников на одну из самых масштабных международных выставок?

Все просто. На протяжении долгих лет художник создает актуальные произведения, после чего происходит диалог с кураторами, которые работают над экспозицией павильона и ему предлагают представлять страну на биеннале. Если концепция автору не нравится, он может отказаться от участия.

Вы обратились к фигуративной живописи в эпоху, когда художники отдают предпочтение инсталляциям, арт-объектам, кинетической скульптуре. Согласны ли вы с мнением, что живопись постепенно отмирает?

Вот никто не говорит: «видео умирает», а вот сказать «живопись умирает» — другое дело! (смеется). Так говорили и о театре, но он почему-то не исчез. Мне кажется, что подобные дискуссии только привлекают общественное внимание. Да и потом, современное искусство не изменилось с 60-х годов прошлого столетия. Сейчас даже сумасшедшая выходка художника кажется привычной. Наряду с живописью существуют инсталляция, фотография, видеоарт и этим уже никого не удивишь. Я могу предположить, что вскоре все вернется к более понятному визуальному образу. Вокруг слишком много тонких идей, которые практически не прочитываются, поэтому лично мне хочется ясности и красоты.

Как лично у вас происходит процесс написания работы?

Я записываю свои идеи, обдумываю их, собираю материал, посещаю музеи. Позже все это комбинируется, складывается и пишется. Процесс написания занимает от месяца до трех, в зависимости от сложности работы. Создавая проект «Фотосинтез», я вдохновлялся в ботанических садах, ездил по замкам, фотографируя люстры с разным светом. Картины, которые вошли в эту серию, невозможно было написать быстро из-за множества деталей.

Уже больше года вы пишете пейзажи (проект «Фотосинтез», «Инструкция по  эксплуатации»), до этого вы долгое время работали в жанре портрета. Кто герой ваших  портретов?

В портретах мне хотелось добиться некой вещественности. Кропотливо выстраивая каждую мизансцену, я чувствовал себя режиссером. Мне хотелось показать конкретного человека. Иногда – возвышенного, а иногда – размноженного и обезличенного.

Почему переключились на пейзажи?

Я изменился. В случае с «Фотосинтезом» мне захотелось сделать что-то лирическое, барочное, создать впечатление чего-то переполненного. Я представил себе сад при нейтральном сумеречном освящении, в котором есть светящийся предмет. Реалистичности полотнам придают люстры, ведь это единственный цветной элемент во всей композиции.

Идея проекта «Фотосинтез», экспонируемого в «Voloshyn Gallery», принадлежит вам. Почему решили реализовать его именно с этими художниками, Татьяной Малиновской и Виталием Коханом, а не с кем-то еще?

Потому что я знаю их возможности. Своими работами они дополнили мой проект. Мне хотелось добиться диссонанса, который бы обнажал главную идею. Как зрителю, мне нравится, когда рядом с моими реалистичными садами висит работа Малиновской, огромные цветные пятна, а напротив нее — паутина Кохана, издали напоминающая графику. Если отталкиваться от названия, то «Фотосинтез» можно трактовать как синтез разных видов изобразительного искусства и синтез стилей трех авторов.

Рассматриваете ли вы перспективу эмиграции?

Мне нравится жить и работать в Украине. Зачем мне любить и восхищаться чужой культурой, когда у меня есть своя? Я глубоко убежден, что некоторым людям просто необходимо уехать, если они об этом мечтают, но самая большая иллюзия наших соотечественников считать, что все возможности скрыты на Западе.

Проект «Фотосинтез» у Voloshyn Gallery

Проект «Фотосинтез» у Voloshyn Gallery

С какими трудностями сталкивается украинское искусство сегодня?

Искусство – беспрерывный процесс, который похож на вдох-выдох, поэтому в его системе все циклично. Что-то формируется, что-то – рассыпается. Стабильности не будет никогда. Экосистема – живая структура, а чтобы проанализировать ее деятельность, лучше разделить происходящее с нами на десятилетия. К примеру, для 90-х была характерна напряженность, тревога, фатальность, для 2000-х —  расцвет, появились институции и бюджеты. Сейчас, чтобы воплотить по-настоящему интересный проект, — денег недостаточно. Нужны идеи, вдумчивость, вкрадчивость.

Создавая новую серию, вы учитываете тенденции арт-рынка? Думаете о будущем покупателе?

Если бы я думал о тенденциях рынка, то не обращался бы к разным темам и формам. Мне настоятельно советовали не сдвигаться, чтобы не терять «золотую жилу», направление, которое может приносить прибыль, но я так не могу. Я люблю работать то так, то этак. Я люблю экспериментировать. Меняюсь я — меняется моя живопись.

 Автор: Роксана Рублевская

16.12.2016

Схожі записи